Хте болезнь

Беннет Омалу: Если вы хотите быть самим собой – я буду рядом с вами

Хте болезнь

Беннет Омалу:. Если вы хотите быть самим собой – я буду рядом с вами 

На днях в США состоится премьера фильма «Concussion». В российском прокате фильм называется «Защитник», и появится на экранах только в марте 2016 года.

Фигура главного персонажа фильма имеет реальное воплощение, доктор Беннет Омалу на протяжении 15 лет проводит масштабное научное исследование, целью которого является изучение влияния травм головного мозга на здоровье профессиональных спортсменов.

Невропатолог Беннет Омалу, уроженец Нигерии, первым установил диагноз “хронической энцефалопатии” (далее по тексту – СТЕ) бывшему игроку Национальной футбольной лиги. После скоропостижной смерти в 2002 году Майка Вебстера, бывшего центра команды «Питтсбург Стилерс» и члена Зала Славы НФЛ, Омалу получил разрешение семьи провести исследование его головного мозга.

Первоначальное вскрытие не показало однозначной причины смерти Вебстера. Только в результате трехлетнего исследования Омалу смог выявить симптомы заболевания, ранее не описанного медицинской наукой.

Отчет о причинах смерти Вебстера вызвал резко негативную реакцию не только медицинского сообщества, но и Национальной футбольной лиги.

Беннет Омалу подвергался преследованиям за свою работу, его называли шарлатаном и не давали возможности проводить дальнейшие исследования.

В ноябре 2006 года Омалу опубликовал еще один аналогичный отчет.

Он исследовал головной мозг бывшего игрока НФЛ Терри Лонга, страдавшего тяжелой формой депрессии и покончившего жизнь самоубийством в 2005 году.

По данным отчета Омалу, у 45-летнего Лонга мозг выглядел на все 90 лет. Главной причиной такой паталогии Беннет назвал систематические травмы головы, полученные в период футбольной карьеры.

Итог этой работы оказал беспрецедентное влияние на деятельность Национальной футбольной лиги в вопросах обеспечения безопасности игроков.

Лига была вынуждена признать обоснованность коллективного иска бывших футболистов, и приняла меры для повышения уровня безопасности игры.

За последнее десятилетие НФЛ проводит систему мероприятий, направленных на информированность футболистов о возможных последствиях травм головы.

Сейчас Беннет Омалу является профессором университета Калифония (Дэвис), возглавляет работу отдела медицинских патологий и лабораторию по исследованию головного мозга.

Журнал TIME к выходу фильма подготовил интервью с доктором Омалу, который рассказал о перспективах работы по исследованию травм головы, о препятствиях на пути познания тайн головного мозга.

На данный момент диагноз СТЕ можно установить только посмертно. Насколько близка медицина к способу определения СТЕ при жизни спортсменов?

Диагноз СТЕ может быть поставлен при жизни. Так же, как и болезнь Альцгеймера может быть диагностирована у живого человека. Когда мы ставим такой диагноз, мы исследуем всю цепь длящихся симптомов. Сейчас вопрос стоит о полном переходе от научных методов исследования СТЕ к общеклиническим процедурам.

Чтобы поставить диагноз, нам нужно иметь обоснованные причины для проведения обследования пациента.

Но сейчас мы скорее ищем объективные способы определения этой болезни, ведь внешние симптомы носят субъективный характер и не могут однозначно свидетельствовать о наличии СТЕ. Мы должны сформировать систему объективных маркеров: биохимических, радиологических.

Нужно понимать, что даже эти маркеры не смогут дать полную гарантию установления диагноза. Исследование головного мозга не является точной наукой, в отличие от физики или математики.

Данные наших исследований показывают, что более 90 % профессиональных футболистов страдают этим заболеванием. Более того, почти 90 % профессиональных спортсменов из всех видов спорта имеют явные признаки СТЕ.

Я подразделяю выявленные симптомы на четыре степени: минимальная, легкая, средняя и тяжелая. Я постоянно провожу обследования футболистов, закончивших карьеру.

Большинство из них одеты с иголочки, многих отлично отличает владение искусством общения, но в личном разговоре каждый из них признается, что имеет проблемы с мозгом. Они страдают нарушением памяти, необъяснимыми перепадыми настроения.

Каждый профессиональный игрок консультируется у личного психиатра, но курс терапии устраняется только внешние проблемы пациентов. Я убежден, что 99 % парней имеют проблемы с головным мозгом после тысяч ударов в голову во время матчей и тренировок.

Именно поэтому, когда я получил первые данные исследований, то обратился с письмом в НФЛ. Я просил дать разрешение работать с головным мозгом каждого ветерана лиги, который преждевременно ушел из жизни.

Нападки и противоречивая реакция на исследование СТЕ создают главную интригу фильма. Как вы думаете, расовая принадлежность главного героя сыграла определенную роль в этом?

Да, однозначно. Позвольте рассказать вам всю историю. Общественное мнение относительно моих исследований было резко негативным. Я начинал работу, когда мне было 30 лет. Я – иностранец, да еще и афро-американец.

Национальный медицинский комитет (далее – НМК) созвал представительный конгресс, чтобы дать официальное описание диагнозу СТЕ. И представляете, они ни разу не позвали меня даже обычным консультантом.

Человек, который потратил 10 лет на исследование и полное описание болезни, не был даже извещен о заседаниях совета.

НМК, у каждого из ваших членов высочайшая квалификация, вы занимаете ведущие должности в государственных учреждениях, так почему бы вам просто не послушать парня, который сделал целью жизни исследование СТЕ? Мне кажется, фильм показал правду. Вся моя работа основана на любви к людям, на любви к этой стране.

Но есть и момент, который вы обязаны знать. Я никогда не хотел встретить Майка Вебстера. Повторю: Я НИКОГДА НЕ ХОТЕЛ ВСТРЕТИТЬ МАЙКА ВЕБСТЕРА.

Опишите худшую реакцию на ваши исследования? Вы получали угрозы жизни?

Сколько бы НФЛ ни сделала плохого для меня, я прощаю их. Эта лига – одна из самых могущественных корпораций в стране. Для меня больше проблем создавали мои коллеги- врачи.

Вы знаете, что есть врачи, отрицающие сам факт того, что я лично работал с мозгом Вебстера. Может это зависть? Хотя думаю, такая реакция больше похожа на ревность. Это больше чем ревность. Я не мог поверить в происходящее.

Разве это великая и свободная Америка? Почему многие доктора (доктора!) этой страны считали меня недочеловеком?

В чем это выражалось? Можете привести примеры?

Не буду описывать давние истории, взгляните на статью от 17 декабря в AP (Associated Press).  Уважаемый врач рассказывает журналисту, что я не описал диагноз СТЕ так, чтобы его поняли обычные люди.

Я потратил собственные средства, чтобы провести исследование головного мозга рестлераWWE Криса Бенуа. И что вы думаете? WWE начала преследовать меня.

Были собраны полные отчеты о моей деятельности, призванные убедить прокуратуру, что я не придерживался научных методов, что я просто шарлатан с улицы.

Параллельно я занимался исследованием причин возникновения и последствий посттравматического стресса у ветеранов боевых действий США. Тратил собственные деньги, собственное время. Я выявил СТЕ у нескольких ветеранов войны в Ираке.

Никто из должностных лиц Министерства Обороны не обратился ко мне, не поинтересовался результатами работы. Поэтому, когда мне предъявляют обвинения в ничтожной значимости моей работы – парни, вы просто почитайте мои отчеты.

Это невероятно важно! Моя работа говорит сама за себя!

Что я делал противозаконного? Вы хотите, чтобы я вернулся в Нигерию и заткнулся? Это просто нелепо.

Меня оставили один на один с важной для общества проблемой. Иногда возникало желание бросить борьбу, но Голливуд протянул мне руку в самый нужный момент.

Вы позволите своему сыну играть в футбол?

Моему сыну шесть лет. Я не позволю своему ребенку даже приближаться к футбольному полю. Если тренер возьмет его в команду, я подам в суд на него и на школу.

Почему?

Наши дети – самая уязвимая часть общества. Мы ведь не нанимаем детей для борьбы на ринге. Мы не разрешаем детям прыгать с парашютом. Мы запрещаем детям курить и пить алкоголь. Мы даже не разрешаем детям заниматься сексом. Так почему мы сами одеваем тяжелый шлем на маленького ребенка и призываем его быть жестким на поле и не бояться идти в столкновение “голова-в-голову”?

Когда вы становитесь взрослым, вы вправе делать все, что захочется. Если вы хотите быть самим собой – я буду рядом с вами. Я не противопоставляю себя футболу. Не запрещаю вам играть в футбол.

Но мы можем поступить умнее, применить все достижения современной науки, чтобы правильно играть в футбол и снизить риск травматизма. Нет никаких стандартов, определяющих, как именно мы должны играть в футбол.

Вспомните, сейчас футбол далеко не тот, что мы видели лет 40 назад.

Что вы думаете о фильме?

Каждый человек должен посмотреть этот фильм. Вы почувствуете гордость за то, что вы живете в такой великой стране. Он научит, что правда всегда делает нас лучше – нравится вам Омалу или вы ненавидите его.

Как Уилл Смит справился с ролью? Насколько хорошо он передал вас на экране?

Мы подружились с Уиллом Смитом, это правда. Он хороший человек. Его игра в фильме подтверждает это, показывает, что в этой стране можно сделать даже невозможное.

Смит рассказал мне, что его сын занимался футболом. По этой причине Уилл долго отказывался от главной роли. Но когда мы познакомились, он увидел мою искренность, понял важность проблемы.

Это убедило его и он вышел на съемочную площадку.

15 декабря начал работу «Фонд Беннета Омалу». Зачем вы его создали и какие цели поставили перед Фондом?

Это в чистом виде Американская история. Продюсеры фильма, Ридли Скотт и его жена Джаннина, прониклись мечтой сделать сон явью – найти лекарство от СТЕ. Основная цель – поддержать семьи людей, страдающих этим заболеванием.

Мы занимаемся образованием и информированностью людей о симптомах СТЕ, причинах возникновения болезни. В этой сфере до сих пор искажаются факты. Мы уделяем большое внимание случаям сотрясения мозга, исследуем последствия повторных травм головы.

Это не анти-футбольная программа, не попытка запретить все контактные виды спорта. Это просто попытка помочь людям предвидеть все последствия их выбора.

Мне кажется, членам Национального медицинского комитета должно быть стыдно. Молодой врач, приехавший из Африки и совершенно не разбирающийся в футболе, смог добиться успеха в исследовании СТЕ.

А сотни миллионов долларов, выделяемых Комитету на изучение травм мозга, не оправдали ни единого цента. Они даже не смогли выявить это заболевание, которое оказывает влияние на жизни миллионов граждан.

Поэтому я рад, что теперь могу работать в кругу единомышленников. Фонд позволяет по-новому взглянуть на эту проблему.

Семья Дэйва Даерсона, бывшего сэйфти команды «Чикаго Бирс», возражала против использования его образа в фильме.

Дэйв покончил жизнь самоубийством в 2010 году, а при вскрытии ему был поставлен диагноз СТЕ.

В одной из сцен фильма, Даерсон пинками прогоняет вас с медицинской конференции и заявляет, чтобы вы «убирались в Африку и оставили в покое великую американскую игру». Это было на самом деле?

Семья Даерсона испытала невероятную боль. Я сочувствую им, ведь я сам потерял отца в прошлом году. Моему папе был 91 год и я знал, что он умирает.

Но к этому нельзя подготовиться, я плакал два дня после его смерти. Мой шестилетний сын переживал за меня, подарил мне плюшевого мишку, чтобы я успокоился. Я разделяю боль утраты семьи Даерсона.

Мне сложно комментировать этот эпизод. Фильм основан на реальных событиях.

Я встречал Дэйва всего один раз. Помню, что он сказал мне. На первых порах многие бывшие игроки НФЛ, не только Даерсон, поддерживали лигу в борьбе против меня. Так было и в семье Джуниора Сио. Помните момент, когда они кричали, чтобы я оставил в покое их отца? Просили меня уйти, называя шарлатаном. Я плакал в тот день, но их простил. Я понимаю, какую боль они испытывали.

Семья Даерсона считает, что фильм показал Дэйва плохим человеком. Но я видел его другим. Люди сопереживали ему. Дэйв Даерсон стал жертвой того болота, в котором упорно отрицался сам факт существования СТЕ.

Все-таки я признаюсь, Даерсон не прогонял меня с конференции. Это неправда. Вспомните, там было много людей из НФЛ, которые пытались выставить меня за дверь. В случае с Дэйвом сценарист допустил небольшую вольность. Многие игроки верили доводам лиги, не из личной вражды ко мне, просто НФЛ давала им ложную информацию.

Как изменилась ваша жизнь после выхода фильма?

Моя жизнь не изменилась. Точнее, она изменилась задолго до выхода фильма. Она изменилась в 2005 году, когда я опубликовал отчет об исследовании мозга Вебстера. Я до сих пор переживаю из-за реакции на отчет. Все, что я сейчас прошу – просто оставьте меня в покое и дайте возможность работать.

Источник: https://www.sports.ru/tribuna/blogs/sparks/875110.html

Хроническая травматическая энцефалопатия

Хте болезнь

Подавляющее большинство мозгов, переданных науке бывшими футболистами, демонстрируют признаки хронической травматической энцефалопатии головного мозга, или ХТЭ, говорится в новом докладе.

Хроническая травматическая энцефалопатия — прогрессирующее заболевание у спортсменов, таких как футболисты и боксеры, у которых есть история повторяющихся ударов по голове.

Как хроническая травматическая энцефалопатия выглядит на мозге

Здесь верхние два изображения показывают нормальный мозг. Нижние два изображения показывают мозг бывшего футболиста Университета штата Техас Грега Плоэца, который умер с деменцией в возрасте 66 лет в 2015 году.

Исследователи сказали, что мозг Плоэца показал, что у него тяжелая хроническая травматическая энцефалопатия. Его мозг показал атрофию (сокращение), а желудочки мозга (отверстия в мозге) были больше, чем обычно.

Окрашивание выявляет тау-белок в мозге

Изображения в верхней строке показывают нормальный мозг; Изображения в нижнем ряду — мозга бывшего футболиста Грега Плоэца, у которого была тяжелая ХТЭ. Коричневый цвет мозга Плоэца, является результатом краски, которую исследователи использовали для выявления белка, называемого так, связанного с дегенерацией нейронов. Мозг Плоцца показывает плотный тау-белок.

Тау-белок в мозговых клетках

Эти изображения показывают тяжелую ХТЭ в мозгу бывшего футболиста Университета Техаса Грега Плоэца. Коричневое пятно обнаруживает наличие белка, называемого тау, связанного с дегенерацией нейронов. Нижние изображения здесь показывают микроскопическое представление, показывающее темный окрашенный тау-белок среди нейронов и астроцитов (звездчатых клеток) головного мозга.

Легкие и тяжелые случаи

Изображения здесь показывают разделы полушарий мозга. Слева направо, изображения показывают различия между нормальным мозгом, мозгом с легкой ХТЭ и мозгом с тяжелой ХТЭ.

Используемое здесь коричневое пятно обнаруживает присутствие белка, называемого тау.

Нормальный мозг (слева) не имеет явных признаков тау, мозг со слабой ХТЭ (в центре) показывает наличие некоторого тау, а мозг с тяжелой ХТЭ (справа) показывает участки с высокими уровнями тау.

ХТЭ под микроскопом

Эти изображения показывают, как выглядит ткань мозга под микроскопом. Слева направо они показывают нормальный мозг, мозг человека с легкой ХТЭ и мозг человека с тяжелой ХТЭ. Тау-белок в головном мозге окрашивается, выявляя «клубок» нейронных волокон.

Исследование мозга более чем 200 умерших футболистов, в том числе 111, которые играли в Национальной футбольной лиге (НФЛ), показывает, что почти 90% игроков имели мозговое заболевание, называемое хронической травматической энцефалопатией (ХТЭ).

По данным клиники Майо, ХТЭ, вероятно, вызвана повторяющимися ударами в голову. Больным становится хуже с течением времени и могут развиваться такие симптомы, как трудности с обучением, потеря памяти и депрессия.

Но ХТЭ может быть окончательно диагностирована только после того, как человек умер, во время исследования мозга человека, сообщают исследователи из Центра ХТЭ Бостонского университета, которые провели новое исследование.

В исследовании, опубликованном вчера (25 июля в журнале JAM , исследователи обнаружили доказательства ХТЭ в 177 из 202 мозга или 87% людей. Среди мозгов игроков НФЛ 110 из 111, или 99%, имели ХТЭ. (Другие мужчины, которые пожертвовали свой мозг, играли в футбол либо полупрофессионально, либо в колледже или средней школе).

ХТЭ варьируется в зависимости от тяжести от легкой до тяжелой. Среди бывших игроков НФЛ в исследовании болезнь была «часто серьезной», как выяснили исследователи, причем 71% из этих игроков имеют тяжелую ХТЭ.

Чтобы узнать о симптомах, которые могли иметь игроки, прежде чем они умерли, исследователи опросили людей, близких к игрокам, таких как супруги или взрослые дети. Эти интервью были взяты у 111 доноров в исследовании.

Исследователи обнаружили, что 96% мужчин с тяжелой ХТЭ и 8% из тех, у кого умеренный ХТЭ, показали изменения в их поведении или настроении, включая импульсивность, депрессию, апатию и беспокойство.

Кроме того, они обнаружили, что 95% мужчин с тяжелой ХТЭ и 85% из них с умеренными случаями заболевания показали изменения в мыслительных способностях, такие как проблемы с памятью, вниманием и языком.

Интервью с людьми, близкими к мужчинам, также показали, что почти все случаи ХТЭ игроков были прогрессивными, а это означает, что со временем их условия ухудшились, говорится в исследовании. Однако исследователи отметили, что они не могут подтвердить, что болезнь прогрессировала, основываясь только на изучении мозгов игроков, поскольку могли взять снимок во время болезни.

Донорские мозги в исследовании получены от игроков, которые играли широкий диапазон позиций на поле, включая линейного игрока, защитника и кикера. Доноры играли в футбол в среднем 15 лет.

В целом, полученные данные свидетельствуют о том, что ХТЭ «может быть связана с предварительным участием в футболе», — пишут исследователи в исследовании.

Исследователи отметили, что исследование имело ограничения. Например, исследователи сказали, что доноры в исследовании и их семьи, возможно, приняли решение пожертвовать, потому что они знали о ХТЭ и думали, что у игроков могут быть симптомы заболевания.

Источник: http://medictionary.ru/hronicheskaya-travmaticheskaya-encefalopatiya/

Потрясающий футбол

Хте болезнь

В воскресенье, третьего февраля, в Атланте пройдет Супербоул LIII — кульминация сезона американского футбола, самого популярного вида спорта в США (и неожиданно популярного в редакции N + 1). На поле встретятся команды New England Patriots и L.A.

Rams — портал FiveThirtyEight оценивает вероятность победы первых в 53 процента, то есть шансы примерно равны.

Редактор N + 1 и болельщица «Патриотов» Ольга Добровидова, которая пропустила сезон 2018 года и не будет смотреть за игрой любимой команды в воскресенье, напоминает о темной стороне американского футбола, делающей этот вид спорта в его нынешнем виде аморальным и недопустимым в XXI веке.

Супербоул 2018 года в Миннеаполисе выиграла команда Philadelphia Eagles, которая обошла «Патриотов» со счетом 41:33.

На игру пришли посмотреть 67 с лишним тысяч человек, еще 103 миллиона зрителей следили за игрой по каналу NBC.

Телеканал заработал на рекламе в перерывах игры более 400 миллионов долларов — больше, например, чем российское правительство недавно выделило на развитие сельских территорий страны.

За две недели до того Супербоула, 16 января 2018 года, 21-летний квотербек команды университета штата Вашингтон Тайлер Хилински подвез товарища по команде на занятия — в американский футбол играют в большинстве школ и во многих университетах США.

Затем Хилински вернулся домой и выстрелил себе в голову из винтовки, которую украл у знакомого.

Как сообщили родители парня, после вскрытия выяснилось, что мозг у него был «как у 65-летнего мужчины» — Хилински посмертно диагностировали хроническую травматическую энцефалопатию (ХТЭ).

Эта аббревиатура встречается во многих историях такого рода. Джастин Стржельчик, бывший оффенсив тэкл команды Pittsburgh Steelers, в 36 лет врезался в автоцистерну на скорости около 140 километров в час. 41-летний бывший оффенсив гард Тэрри Лонг из Steelers покончил с собой, выпив четыре литра антифриза.

Бывший сэйфти Philadelphia Eagles Андре Уотерс также покончил с собой в 44 года. Оффенсив гард Том Макхейл умер от передозировки наркотиков в 45 лет. Сэйфти Дэйв Дуэрсон в 50 лет выстрелил себе в грудь, оставив записку: «Пожалуйста, отдайте мой мозг для исследования». Всем этим людям посмертно поставили такой же диагноз.

Для случаев ХТЭ у игроков в американский футбол есть отдельная статья в Википедии.

Одна из самых громких историй последних лет связана с именем Аарона Эрнандеса, тайт-энда New England Patriots, который был прекрасным игроком команды, пока его не обвинили в убийстве и не осудили. В 2017 году в 27 лет Эрнандес повесился на простыне в камере. Посмертное исследование его мозга также выявило признаки ХТЭ.

Хроническая травматическая энцефалопатия, которую изначально называли «деменцией боксеров», dementia pugilistica, — вызываемое частыми травмами головы нейродегенеративное заболевание, похожее на болезнь Альцгеймера.

Характерные признаки ХТЭ — аномальные отложения тау-белка по всему головному мозгу, приводящие к смерти его клеток.

Типичные симптомы хронической травматической энцефалопатии — депрессия, потеря памяти, слабоумие и суицидальное поведение.

Здоровый мозг (слева) и мозг с ХТЭ

BU Center for the Study of CTE

«Железный Майк» Уэбстер, центр и 52-й номер тех же Pittsburgh Steelers, стал первым игроком в американский футбол, у которого официально диагностировали ХТЭ — тоже посмертно: Уэбстер умер от инфаркта в 2002 году.

Дежуривший в тот день патологоанатом, доктор Беннет Омалу, даже не знал, чем был знаменит покойный (чем сильно удивил коллег).

Но именно Омалу настоял на том, чтобы мозг Уэбстера сохранили для последующих исследований, и это положило начало главной спортивной истории нынешнего столетия.

Затем Омалу изучал мозг Лонга, Стрельчика, Уотерса и других игроков — его историю рассказывает фильм «Concussion». Долгое время способов прижизненной диагностики ХТЭ не существовало, но сейчас появляются и они: в 2017 году прижизненный диагноз впервые подтвердили вскрытием.

В отличие от Омалу, специалист по болезни Альцгеймера Энн Макки, по ее собственному признанию, — фанатка американского футбола, игравшая в него в детстве.

Поэтому, когда ей предложили исследовать мозги бывших игроков Национальной футбольной лиги (НФЛ), она тут же согласилась и направилась в Бостон, где уже занимались этой проблемой.

Сперва счет шел на единицы: каждую семью необходимо было уговорить пожертвовать мозг умершего игрока на научные исследования, причем именно в Бостон. С 2010 года НФЛ официально рекомендует Бостонский университет как «предпочтительный банк мозгов».

К началу 2010-х годов Макки накопила 45 мозгов — и в 44 нашла признаки ХТЭ.

Естественно, выборка у нее совсем не случайная: если люди при жизни замечают у близкого человека какие-то необычные симптомы, после его смерти они с большей вероятностью пожертвуют его мозг для научных исследований.

Поэтому и по ряду других причин (например, невозможности однозначно показать причинно-следственную связь между американским футболом и ХТЭ или исключить генетические факторы) ученые достаточно осторожны в оценках.

Тем не менее, в 2017 году группа Макки опубликовала работу о 111 умерших игроках НФЛ. У 110 была хроническая травматическая энцефалопатия.

ХТЭ, невидимая для игроков, наносит больше вреда, чем видимые травмы, поскольку разрушает их личность: родные Уэбстера рассказывают, что он «перестал быть собой», часто путался в простых вещах, страдал приступами гнева и бессонницы.

Депривация сна доводила его до того, что он просил друга выстрелить в него из тазера — в надежде потерять сознание. Уэбстер развелся с женой, жил в автомобиле и не мог давать интервью, потому что был не в состоянии закончить свою мысль.

Игрок пытался добиться у НФЛ официального признания инвалидности и соответствующих выплат и преуспел.

Более того, в документе, выданном Уэбстеру комиссией по пенсиям лиги, впервые указывалось, что его деменция и тяжелые последствия для здоровья были вызваны травмами головы при игре в футбол, но тогда, в 2000 году, об этом никто не узнал — еще много лет НФЛ будет отрицать какую-либо связь между игрой и нарушениями в работе мозга.

В 1994 году квотербек Dallas Cowboys Трой Эйкман получил настолько сильное сотрясение, что, по его собственным словам, «не понимал, на какой планете находится», и до сих пор не помнит ничего о той игре.

После случая с Эйкманом на проблему сотрясений мозга у профессиональных игроков в американский футбол обратили внимание журналисты, и комиссар лиги, Пол Тэглибу, тут же обвинил их в «стайной журналистике» и раздувании проблемы на пустом месте.

Тем не менее, в том же году, при Тэглибу, в НФЛ все же появился Комитет по легким травмам мозга (MTBI), который возглавил Эллиот Пеллман, ревматолог без опыта какой-либо работы с мозгом, зато уверенный в том, что сотрясения — просто часть профессии игроков в американский футбол.

Сейчас поведение НФЛ в связи с проблемой ХТЭ часто сравнивают с поведением табачных компаний, упорно отрицавших связь курения и рака легких (однажды конгрессвумен Линда Санчез даже напрямую сопоставила их на слушаниях на Капитолии).

Лига публиковала «исследования», всячески подчеркивавшие отсутствие каких-либо долгосрочных последствий от многочисленных сотрясений мозга для здоровья игроков, и скрывала невыгодные данные, запугивала исследователей и игроков, осмелившихся выступить против, постоянно ставила под сомнение работы Омалу, Макки и других ученых — а затем, когда все отрицать было уже невозможно, начала изображать активную заботу о здоровье игроков.

В 2007 году новый председатель MTBI, на этот раз невролог Айра Кассон, после интервью программе HBO Real Sports получил прозвище «Доктор Нет»: такими короткими и безапелляционными были его ответы на вопросы собеседника о связи травм мозга и депрессии, деменции и болезни Альцгеймера.

И Тэглибу, и нынешний комиссар Роджер Гуделл очень не любят комментировать этот вопрос журналистам; НФЛ категорически отказалась отвечать на вопросы авторов бестселлера 2013 года «Лига отрицания» и одноименного фильма на телеканале PBS, одного из самых авторитетных расследований на эту тему.

К началу 2010-х годов постепенно начало сбываться предсказание одного из врачей лиги, разговор с которым в фильме PBS вспоминает Беннет Омалу: «Если десять процентов матерей у нас в стране решат, что американский футбол — это опасно, этому виду спорта конец».

Особенно активны были жены и родственницы погибших игроков — ведущий телепередачи Face the Nation Боб Шиффер однажды адресовал Гуделлу вопрос о связи футбола и ХТЭ от их лица (Гуделл уклонился от ответа, несмотря на то, что на тот момент пресс-секретарь лиги уже признал в интервью с The New York Times, что последствия от многочисленных сотрясений мозга все-таки есть).

В 2013 году, через четыре года после ухода из НФЛ, в возрасте 43 лет покончил с собой Джуниор Сеау, звезда калифорнийской команды San Diego Chargers.

Из-за вмешательства лиги мозг Сеау достался не Омалу или бостонской группе, а ученым из Национальных институтов здоровья (NIH), которым НФЛ давала гранты на исследования спортивных травм.

Вывод NIH был однозначным: Сеау, странное поведение которого в последние месяцы перед самоубийством заметили близкие, тоже страдал от ХТЭ.

Тау-протеин в срезе височных долей трех мозгов с разной степенью повреждения

BU Center for the Study of CTE

Выход на экраны фильма «Concussion» в 2015 году помог популяризировать данные, полученные Омалу, и сегодня в прессе все чаще появляются статьи (например, здесь, здесь и здесь) о том, что смотреть игры НФЛ просто неэтично, так как таким образом лига зарабатывает на игроках, не до конца понимающих, что они подписываются на очень тяжелые последствия для здоровья.

Еще хуже дела обстоят с игроками школьных и университетских команд, которые даже не получают зарплату (университетский спорт, несмотря на бешеную популярность в США и доходы в сотни миллионов долларов, официально считается любительским).

Профессор философии из университета Миссури Памела Сэйлорс в статье 2015 года заключает, что американский футбол в его нынешнем виде морально неприемлем, в том числе из-за объективизации игроков, которых организаторы игр рассматривают только как инструменты зарабатывания денег.

Несколько тысяч игроков судились с НФЛ из-за того, что лига дезинформировала их о долгосрочных последствиях травм: в брошюре НФЛ для игроков 2007 года действительно было написано, что если после каждого сотрясения игрок получает необходимую медицинскую помощь, никаких последствий не будет.

Этот иск закончился досудебным соглашением, по которому НФЛ выплатила 765 миллионов долларов, но не признала своей вины.

В 2016 году вице-президент НФЛ по вопросам здоровья и безопасности Джефф Миллер прямо признал существование связи между американским футболом и ХТЭ, сославшись на исследования Макки.

Правда, и Гуделл, и, что не менее важно, владельцы команд тут же с ним не согласились, утверждая, что у нас слишком мало информации для такого вывода и необходимы дополнительные исследования.

Лига, кстати, выделила на них 100 миллионов долларов, но за первый год работы этой программы потратилась всего на одно исследование — и не футболистов, а жокеев.

Из-за такой позиции все реформы правил в лиге идут очень медленно и поверхностно. А нужны именно они, поскольку ни умные шлемы, ни другие технологические решения не смогут сделать игру безопаснее, говорят эксперты.

А шлемы так и вовсе могут спровоцировать игроков «играть головой» более агрессивно, считают специалисты Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC).

В исследовании, о котором идет речь, говорится о школьниках, которые признают, что периодически нарушают игровой запрет на использование шлема в тэкле.

Публично особое внимание лига уделяет как раз безопасности в спорте для детей и молодых людей вроде Тайлера Хилински — именно с этой стороны, как и предрекал собеседник Омалу, идет основное давление.

Центр исследований ХТЭ Бостонского университета сообщает, что самый ранний возраст, в котором спортсмену поставили этот диагноз, — 18 лет: школьник Джон Доу (настоящее имя парня не раскрывается по просьбе семьи) умер в этом возрасте через несколько дней после четвертого сотрясения, и на сайте центра можно увидеть изображения его мозга.

Мозг 18-летнего спортсмена с ХТЭ

BU Center for the Study of CTE

У еще одного молодого игрока, Оуэна Томаса (повесившегося в 21 год), ни разу не было официально диагностированного сотрясения мозга, однако Макки также обнаружила у него ХТЭ.

То, насколько опасна самая популярная в стране игра для школьников, — предмет бурного обсуждения в научной литературе.

На всякий случай некоторые профессиональные игроки предлагают запретить детям и подросткам играть в американский футбол.

Когда Джим Отто, игрок команды Oakland Raiders в 1960-1974 годах, рассказывает авторам «Лиги отрицания» о своем опыте игры, он прямо называет происходящее на поле войной и говорит, что команды буквально сражаются друг с другом, — именно так закончившие спортивную карьеру игроки обычно описывают то, что происходит во время игры. В среднем в год НФЛ зарабатывает на этой войне 14 миллиардов долларов — столько, по оценкам гособвинения, за всю свою карьеру заработал мексиканский наркобарон Хоакин Арчивальдо Гусман Лоэра, также известный как Эль Чапо.

Нейропсихолог из Бостонского университета Роберт Стерн оценивает количество сильных ударов по голове, которые достаются среднестатистическому профессиональному игроку в американский футбол, в 1000-1500 в год — в среднем четыре раза в день. Если игрок действительно понимает, чем ему грозят эти удары, и дает информированное согласие на участие в такой игре, то уместен либертарианский аргумент о том, что каждый волен делать со своей жизнью все, что ему заблагорассудится.

Но если информация о рисках систематически замалчивается людьми, имеющими прямой финансовый интерес в том, чтобы шоу продолжалось, то поддерживать этих людей становится неэтично.

Отказ смотреть Супербоул и основные игры сезона — это не просто пассивное отведение взгляда: это отказ от финансирования НФЛ, зарабатывающей на продаже прав на трансляции и на билетах.

Малкольм Гладуэлл в знаменитом эссе для журнала New Yorker сравнивает американский футбол с собачьими боями; автору этого текста, как и автору статьи в The New York Times от 1881 года, пожалуй, ближе сравнение с боями гладиаторов.

В тексте сделано уточнение об исследовании Центров по контролю и профилактике заболеваний, посвященному безопасности шлемов: добавлено предложение о сути этого исследования и корректная гиперссылка.

Ольга Добровидова

Источник: https://nplus1.ru/material/2019/01/31/football-is-evil

Самая опасная инфекция в мире Как в России борются с редчайшей болезнью Крейтцфельдта-Якоба. Репортаж Даниила Туровского — Meduza

Хте болезнь

В России, возможно, впервые публично зафиксирован случай болезни Крейтцфельдта-Якоба (БКЯ) — смертельного и очень редкого заболевания, полностью разрушающего головной мозг.

БКЯ возглавляет списки самых опасных заболеваний в мире — наряду с чумой, сибирской язвой, вирусами Эболы и Марбурга.

При этом больная — 66-летняя москвичка — не может получить медицинскую помощь; врачи столичных больниц отказываются ее наблюдать, поскольку у них нет «необходимого оборудования». Специальный корреспондент «Медузы» Даниил Туровский встретился с дочерью больной и выслушал ее историю.

В начале марта 2015 года у 66-летней москвички Татьяны Костриковой появились галлюцинации. Ей то казалось, что ее квартира значительно уменьшилась в размерах, то мерещились чужие люди; близким она говорила: «Тут кто-то есть посторонний».

Ей чудилось, что вместо одной домашней кошки у нее теперь две.

Она спрашивала у дочери Ирины: «Где кошка?» Та показывала ей кошку, на что Татьяна отвечала: «А где вторая?» Дочерей тоже стало две; Татьяна периодически искала их: «Где Ира? А где другая Ира?»

Незадолго до 8 марта Татьяне стало плохо на работе. «Разом все жизненные силы ушли», — рассказывала она родственникам. Несколько десятилетий Татьяна Кострикова работала в оборонной промышленности — инженером в Московском институте теплотехники. В медсанчасти на работе терапевт прописала ей витамины.

Праздники совпали с днем рождения внучки, домой к Татьяне пришли гости, но она почти все время провела в кровати. Ей не становилось лучше, Ирина решила снова показать мать врачам в медсанчасти на работе.

Невролог, когда мать не слышала, тихонько сказала ей: «Я думаю, у вашей мамы Альцгеймер (болезнь Альцгеймера — наиболее распространенная форма деменции — прим.

„Медузы“), что же вы не уследили?»

«Я не сказала маме про Альцгеймер, потому что поняла, что это ерунда. У нее всю жизнь была интеллектуальная работа, и она ничего не забывала», — рассказывает мне ее дочь Ирина.

В середине марта Ирина отвезла мать в Научный центр неврологии РАМН, ведущую российскую клинику, занимающуюся болезнями головного мозга. Их направили в 6-е неврологическое отделение по нейроинфекционным заболеваниям.

Врачи, изучив снимки магнитно-резонансной томографии (МРТ) головы, сообщили, что у Татьяны точно не постинсультное состояние (как предполагали в районной поликлинике), составили список анализов. И впервые намекнули, что у нее может быть болезнь Крейтцфельдта-Якоба (БКЯ).

«Они сказали, что это очень-очень маловероятно, и нужно исключить другие варианты», — рассказывает Ирина.

Через три недели Татьяна Кострикова перестала ходить, говорить, есть и узнавать родных.

* * *

Болезнь Крейтцфельдта-Якоба (по именам исследователей) постоянно возглавляет списки «самых смертельных и опасных заболеваний на Земле» — наряду с чумой и сибирской язвой, вирусами Эболы и Марбурга.

Не зафиксировано случаев, когда БКЯ передавалась бы воздушно-капельным путем — из-за этого массовые эпидемии болезни, как в случае с тем же вирусом Эболы, вряд ли возможны. Ученые говорят о пяти формах распространения заболевания.

1) Спорадическая. Спонтанная трансформация здорового белка головного мозга в инфекционный — его называют прионом. «Спонтанное» превращение здорового белка в прион объяснял автор книги «Многоликий вирус.

Тайны скрытых инфекций» вирусолог Виктор Зуев: «У него [белка] не меняется первичная структура, аминокислотный состав остается тот же. Даже вторичная структура одна и та же.

Меняется только третичная структура: если белок вдруг свернется не так, а вот этак — он становится смертельно опасным». Болезнь может развиваться в мозге десятилетиями.

2) Ятрогенная. Прион заносится непреднамеренно во время медицинских вмешательств — через кровь, ткани глаза, нейрохирургические, патологоанатомические инструменты.

3) Наследственная, когда по семейной линии передается повреждение белка.

4) нвБКЯ («новый вариант»), когда прион заносится в организм от мяса животных, зараженных «коровьим бешенством».

5) Куру. Форма связана с каннибализмом в племенах Новой Гвинеи, когда соплеменники поедали зараженный болезнью мозг.

Об этом говорится в статье «Болезнь Крейтцфельдта-Якоба: новый взгляд на старую проблему», опубликованной в научном журнале «Журнал неврологии и психиатрии» в марте 2013 года.

«Подобно компьютерному вирусу, прион внедряется в головной мозг, и день за днем, год за годом производит там чудовищные разрушения», — рассказывал журналу «Здоровье» Игорь Завалишин, один из главных российских специалистов по инфекционным заболеваниями головного мозга, руководитель 6-го неврологического отделения Центра неврологии РАМН (того самого, куда обратились Ирина с матерью). Он объяснял: на месте нейронов образуются «вакуоли, а попросту — дырки, мозг становится похож на пористую губку», скоро проступают клинические признаки болезни: человека гнетет неясная тревога, резко снижается память, появляются слуховые и зрительные галлюцинации, слабеют ноги и руки. В последней стадии «месяц-другой — и личности нет: человек ничего не понимает, никого не узнает, не может двигаться, впадает в полную прострацию и через восемь-девять месяцев погибает». Игорь Завалишин уточняет: БКЯ — смертельное заболевание, без альтернативных исходов.

«Болезнь не поддавалась никакому лечению, у заболевшего никогда не наступали ремиссия или выздоровление, — говорил он. — Теперь, когда мы знаем, что виновник болезни — инфекционный прионный белок, становится понятным, почему против нее бессильны любые известные лекарственные средства.

Инфекционный прион иммунологически неотличим от нормального».

По его информации, БКЯ — очень редкое заболевание: в России, говорил он, ежегодно болеют 150 человек, но «учет таких пациентов ведется из рук вон плохо: случаи заболевания не выявляются и не регистрируются, [болезнь] невозможно диагностировать в инкубационном периоде, стопроцентную диагностику можно провести посмертно».

Московский Роспотребнадзор заявлял, что статистика по БКЯ ведется, но не называл конкретные цифры. В открытых источниках не описывался ни один случай БКЯ в России.

В 2011 году был выпущен приказ Роспотребнадзора, в котором указывался перечень болезней, о которых больницы должны сообщать в Роспотребнадзор в течение двух часов — после «установления факта чрезвычайной ситуации».

Среди них, чума, холера, оспа, Эбола, крымская геморрагическая лихорадка, бешенство и БКЯ.

«Это несправедливо, что людей отправляют из больниц умирать домой, вроде как от инсульта, слабоумия или Альцгеймера, сотни людей в России не знают, чем болеют, на самом деле», — говорит Ирина.

В мире статистика ведется более тщательно. Так, например, в Великобритании с 1990 года зафиксированы 2047 случаев, в Канаде с 1997 года — 1547, в США — около 300 смертей ежегодно.

Иммунология и биохимия

Хте болезнь

На роль повторяющейся травмы головного мозга  в  развитии физико-психического синдрома боксеров указал Мартленд  в 1928 году, который охарактеризовал  состояние боксеров как «синдром пьянства от пунша».

 Позже, это  явление назвали слабоумие  боксеров. Сегодня состояние называется хронической травматической энцефалопатией (ХТЭ).

  Хроническая травматическая энцефалопатия (ХТЭ) представляет собой нейродегенеративную тауопатию, связанную с повторяющейся легкой травмой головного мозга.

 Клинические проявления хронической травматической энцефалопатии 

Пациенты с ХТЭ  имеют головную боль, головокружение, неустойчивую походку, усталость и дизартрию.

Кроме того, они могут иметь когнитивные и психосоциальные симптомы, такие как потеря памяти, дефицит внимания, трудности с концентрацией, медленная обработка информации, путаница, потеря суждения, раздражительность, эмоциональный стресс и неспособность остаться на работе.

В тяжелых случаях есть прогрессирующее замедление движений, семенящая походка, тремор, маскировка фации, глухота, дизартрия, дисфагия, птоз и другие нарушения зрения.

Современные методы нейровизуализации  позволяют осуществить предварительную   диагностику, но окончательный диагноз ХТЭ подтверждается посмертной аутопсией и иммуногистохимией.     

Ухудшение ХТЭ  обычно происходит в три этапа :

  • Этап 1 – Аффективные расстройства и психотические симптомы,
  • Этап 2 – Социальная нестабильность, неустойчивое поведение, потеря памяти и начальные симптомы и признаки паркинсонизма,
  • Стадия 3 – Общая когнитивная дисфункция, прогрессирование деменции, аномалии речи и походки или полномасштабный паркинсонизм.

Первоначальные симптомы связаны с повреждением лимбической системы, приводящим к поведенческим симптомам, таким как эмоциональная лабильность, агрессия и насилие.

Вовлечение гиппокампа,   медиального таламуса и энторинальной коры объясняют нарушения памяти.  Поражения лобной доли,   дегенерация в височно-теменной и затылочной коре приводит к зрительно-пространственным симптомам.

Наконец, на последних этапах дегенерация черной субстанции вызывает симптомы паркинсонизма.

Как правило, симптомы хронической травматической энцефалопатии  проявляются не сразу и обычно возникают в середине жизни, обычно спустя десятилетия после первого сотрясения мозга.  Среднее начало проявления симптомов  42,8  ± 12,7 года  после первоначального воздействия, но колеблется от 25 до 76 лет.

   Симптомы ХТЭ обычно присутствуют как  раздражительность, агрессия, эпизодические нарушения памяти, когнитивная дисфункция, суицидальные представления, безудержные колебания настроения и депрессия Этот ранний симптоматический период также связан со злоупотреблением психоактивными веществами и высокой частотой самоубийств.

 По мере прогрессирования заболевания начинают проявляться более серьезные симптомы, такие как изменение двигательной функции и симптомы паркинсонизма.     Однако из-за индивидуальной вариабельности не у всех пациентов будет латентный период между травмой головного мозга и симптоматикой.

   Хроническая травматическая энцефалопатия проявляется в двух отличных состояниях:

  • в молодом возрасте с начальными нарушениями поведения / настроения, которые проявляются в возрасте около 35 лет. К ним относятся импульсивность, агрессивность, склонность к насилию и прогрессирование до дефицита познания.
  • позднее возрастное начало с когнитивным ухудшением, которое проявляется в возрасте около 60 лет. Это подмножество характеризуется дефицитом исполнительной функции,   памяти и внимания. 

 ХТЭ   протекает с другими неврологическими расстройствами, такими как деменция, болезнь двигательных нейронов, такая как амиотрофический латеральный склероз  и болезнь Альцгеймера.  

Патофизиология

Хроническая травматическая энцефалопатия, вероятно, является результатом прогрессирующей потери нейронов, но точные механизмы неясны.

ХТЭ, вызванная повторными травмами головного мозга,  продолжает прогрессировать спустя десятилетия после прекращения травм, что свидетельствует о том, что после запуска каскадов они продолжают выполняться и их последствия  проявляются на протяжении жизни,  чем дольше человек живет, тем хуже становятся симптомы .

Порог тяжести травмы головного мозга, который может инициировать эти прогрессирующие хронические нейродегенеративные изменения, а также частота травм, до сих пор неизвестны.

Пятнистое корковое распределение отложения тау-белков предполагает, что их местоположение коррелирует с областями прямых механических травм  от ударов по голове или макушке головы. Отложения тау-комплексов расположены в глубинах корковых борозд, вокруг сосудов.

Помимо тау, сверх экспрессирован ДНК-связывающий белок TDP-43.  Поскольку этот белок склонен к агрегации, то он формирует патологические отложения, что приводит к нейротоксичности и гибели клеток.

Возраст

Детство и юность – критический период огромного неврологического развития и созревания. В частности, 9–12 лет  определены как ключевые периоды, соответствующие пиковым объемам серого и белого вещества и неврологическому созреванию гиппокампа и миндалины. Травмы головы  30 мин 24 ч < 7 дней

  3 степень (тяжелая)

ПС > 1 мин или ПТА > 24 ч или ПКПС > 7 дней

*ПС – потеря сознания; ** ПТА – Посттравматическая амнезия; *** ПКПС – Постконтузионные признаки и симптомы

Источник: http://biohimik.net/khronicheskaya-travmaticheskaya-entsefalopatiya-khte

МедСостав
Добавить комментарий